«Встреча с Иисусом Христом как основание братской жизни в общине». Конференция 2. Встреча Иисуса с отцом бесноватого юноши

8-9 февраля российскую общину Францисканцев – Братьев Меньших Конвентуальных посетил о. Франческо Кокко OFMConv, который работает в Генеральной Курии Ордена в Риме и преподает Ветхий Завет в Папском Урбанианском Университете. Он закончил Папский Библейский Институт (Biblicum), специалист по Ветхому Завету, защитил докторскую диссертацию по пророку Исайе. В ходе визита в Санкт-Петербург отец Франческо провел для собратьев четыре конференции, расшифровками которых мы будем делиться с вами на протяжении Великого Поста.

Конференция 2. Встреча Иисуса с отцом бесноватого юноши

Фрагмент на эту встречу – Евангелие от Марка, 9 глава, с 14 по 27 стих:

14. Придя к ученикам, увидел много народа около них и книжников, спорящих с ними.

15. Тотчас, увидев Его, весь народ изумился, и, подбегая, приветствовали Его.

16. Он спросил книжников: о чем спорите с ними?

17. Один из народа сказал в ответ: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым:

18. где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли.

19. Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне.

20. И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену.

21. И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства;

22. и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам.

23. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему.

24. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию.

25. Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него.

26. И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер.

27. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал.

(Св. Евангелие от Марка 9:14-27, Синодальный перевод)

Сегодня мы видим встречу Иисуса с человеком. Во встрече, которую мы рассматривали в ходе предыдущей конференции, главным действующим лицом вместе с Иисусом был Петр, человек с именем, с конкретным именем.

Когда мы рассматривали второй фрагмент, то я обращал внимание, что из всех действующих лиц по имени назван только Петр, а остальные люди только по той работе, которую они делали (служанка и т.д.). И сейчас в том фрагменте, который мы рассматриваем, единственное имя, которое мы слышим, это Иисус. Почему я так настаиваю?

Обращаю внимание на такую деталь, которая может казаться на самом деле незначительной. Евангелисты на самом деле используют эту технику по вполне определенным мотивам. Когда евангелисты не используют имя человека, они делают это для того, чтобы, слушая Евангелие, человек ставил себя на место этого персонажа. Поэтому мы с самого начала, слушая эту сцену, приглашены к тому, чтобы поставить себя на место одного из этих персонажей, одного или другого.

Первое усилие, которое мы должны приложить – это понять контекст, в котором данный текст находится. Этот фрагмент, который мы рассматриваем, вписывается в такой большой эпизод, который начинается с исповедания Петра и длится до исцеления слепого в Иерихоне. Вся эта большая секция, ее направленность – это призыв к тому, чтобы следовать за Иисусом, следовать за Ним до креста. Т.е. очень важна функция этого отрывка, потому что она исполняет роль подготовки к Страстям Христовым, которые в Евангелии от Марка, действительно, являются главной частью.

Это действительно по отношению ко всем Евангелиям, но в отношении Евангелия от Марка, то, что рассказ Страстей Христовых – это центр, это особо важно. Один из экзегетов Евангелия от Марка так характеризует это Евангелие: это история Страстей Христовых с большим введением. Т.е. очень важен этот общий контекст для того, чтобы мы поняли этот фрагмент.

Давайте попробуем войти внутрь теста. Обращаю ваше внимание на первый стих, 14-й. Интересно, кто здесь является субъектом: «Придя к ученикам, увидел много народа около них и книжников, спорящих с ними».

По-итальянски здесь используется множественное число. То есть понятно, что Иисус, по-итальянски – «они увидели». В этой сцене Иисус не был один, и я как раз хотел отталкиваться от этого момента – Иисус здесь не один, вместе с Ним идут три апостола. Это Петр, Иаков и Иоанн. И откуда они приходят вместе с Иисусом? Это все происходит после Преображения Господня, они сходят с горы Фавор. Тот момент, который предваряет страдания, смерть и воскресение Иисуса. И это тот момент, когда Иисус тремя апостолами, которые были свидетелями Его Преображения, вновь встречается с остальными апостолами.

И кроме апостолов, учеников Иисуса, есть еще другая группа людей, которая является частью действующих лиц в этом рассказе. Это книжники. По-итальянски это «scriba» т.е. писатели, писцы. По-русски легче понять, потому что и в древнееврейском это связано не с процессом писания, не с переписчиками, а именно, это знатоки книги.

По правилам русского языка деепричастный оборот относится к подлежащему или сказуемому. Если «увидел», то только «придя» относится к нему. Они были не просто переписчики, а действительно знали Писание. И в общине верующих у них была очень важная роль. Они были как нотариусы. И поэтому, даже если они этого и не хотели, но уже самим фактом своего присутствуя они становятся верными свидетелями, как нотариусы. Не надо забывать, что вместе с фарисеями и законниками книжники составляли ту группу, которая принимала решение о том, чтобы приговорить Иисуса к смерти. Поэтому в Евангелии они практически всегда представлены в таком полемическом ключе – они постоянно спорят с Иисусом. Они Его спрашивают, они называют Его «учителем», так, как будто бы хотели действительно что-то узнать, услышать и стать Его учениками. Но, на самом деле, они это делают для того, чтобы Его спровоцировать, чтобы вытянуть из Него что-то компрометирующее.

Когда Иисус возвращается к оставшимся апостолам с этими тремя своими учениками, Он видит толпу вокруг апостолов, которая спорит с ними. И следующий стих говорит, что, увидев Иисуса, эта толпа, этот народ изумляется и бежит приветствовать Его. Это помогает нам увидеть еще раз, что в этот момент, который описан, Иисус уже известен, весть о Нем уже распространилась. Иисус спрашивает учеников, о чем они спорят с книжниками, но этот вопрос не доходит до самих учеников, но задерживается, т.е. мы слышим ответ из уст одного из этой толпы. Вот он персонаж, имя его не указано, и поэтому мы приглашены к тому, чтобы почувствовать себя на его месте.

Прежде всего, он также обращается к Иисусу, называя Его «учитель». В прошлой конференции мы уже обратили внимание, что тот, кто говорит «учитель», как бы декларирует свое желание стать Его учеником.

Из слов этого человека мы понимаем, что ситуация его сына, которую он описывает, это болезнь, которую мы называем эпилепсия. В то время еще не знали такую болезнь и поэтому ее проявление всегда связывали непосредственно с дьявольским действием. Интересно также то, что этот человек говорит, что он уже попросил учеников, чтобы они изгнали этого злого духа, но ученики не были в состоянии сделать это. Поэтому остановимся, чтобы поразмышлять над мотивацией этого человека. Он не начинает с того, что обращается прямо к Иисусу. Прежде он обращается к Его учениками, но ничего не получается, и поэтому он говорит: нет других шансов, другого выхода, кроме как обратиться прямо к самому Иисусу.

Обратим внимание на то, что вера в дальнейшем рассказе играет главную роль, но в начале этот человек не проявляет какую-то великую веру. Он обращается к Иисусу не столько потому, что верит в Него, сколько потому что чувствует, что это последний шанс, чтобы ему помогли. Очень интересен ответ, который дает Иисус этому человеку. Он прежде всего обращается не непосредственно к этому человеку, но обращает свои слова к толпе и говорит народу: «о, род неверный». Надо поработать над этим определением, потому что здесь «неверный» употреблено не в смысле верности супружеской или дружеской, а «неверующий» - связано не с «fede», а с «credo». Речь идет не о том, что они не доверяют или не хранят верность, но греческое слово как раз четко говорит, что у них нет веры. Т.е. Иисус здесь упрекает их не в каком-то скептицизме, но в отсутствии веры. Человек вполне имеет право быть скептиком перед какой-то ситуацией, которая по-человечески неразрешима. Более того, такая ситуация невозможности с человеческой точки зрения может быть началом веры.

Иисус подталкивает к тому, чтобы идти, перешагивать через то, что ограничивается по-человечески. Как и толпа, сами ученики тоже видят те чудеса, которые творит Иисус, и относятся к Нему как к великому чудотворцу. Но Иисус приглашает их к тому, чтобы они сделали то, что мы можем назвать прыжком веры. Веровать в Него как в Сына Божия, а не как в какого-то волшебника, который может творить всякие чудеса.

Здесь нужно вспомнить так называемую идеальную траекторию Евангелия от Марка. Первый стих этого Евангелия говорит: «Евангелие Иисуса Христа Сына Божия». Это как бы заранее заявленная программа всего Евангелия. Эта программа завершается словами, которые произносит сотник под крестом умершего Христа: «Воистину это Сын Божий». Т.е. ученик приглашен к тому, чтобы идти дальше, прийти к тому, чтобы поверить в Него как в Сына Божия. В словах Иисуса есть основной узел этого рассказа. И сразу же после этих слов евангелист описывает, что привели этого сына-эпилептика к Иисусу.

Мы видим его как раз во время приступа эпилепсии. Эта сцена обескураживает, пробуждает сочувствие и нашу беспомощность. И тот вопрос, с которым Иисус обращается к отцу этого эпилептика (как давно это происходит с ним?), свидетельствует о сочувствии Иисуса в этой ситуации. И это сочувствие увеличивается ответом отца, который говорит, что это происходит с его сыном с самого детства. И отец продолжает, дополняет свой ответ рассказом о том, что в минуты приступов случались и опасные для его жизни ситуации, когда он бросался в огонь или в воду.

Но обратите внимание, как отец заканчивает свои слова: «но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам». Еще раз это подчеркивает, что он ищет от Иисуса какой-то конкретной помощи, решения проблемы. Он словно переносит эту проблему, возлагает ее на Иисуса. И это наблюдение помогает нам понять ответ Иисуса. Иисус отвечает действительно: если сколько-нибудь можешь веровать, то все возможно верующему. Т.е. он вовлекает снова человека в эту ситуацию и показывает, что не нужно пытаться перелагать свои проблемы на Иисуса, но вопрос в том, чтобы пробуждать веру в Него. Используется однокоренное слово к тому, которое мы слышали, когда Иисус говорит «о, род неверный», т.е. без веры. И здесь вновь используется слово «вера».

После такой подготовки мы видим жемчужину этой евангельской сцены. Я думаю, что это одна из самых прекрасных фраз, которую человек в Евангелии говорит Иисусу. Она прекрасна, потому что она аутентична, потому что она честна. И Марк передает то, что этот отец отрока без имени восклицает, говорит сразу и громким голосом. То, что в синодальном переводе передается одним словом, на, самом деле, это два действия. Сразу восклицает и громким голосом кричит, т.е. готовность и действительно убежденность. Он говорит: «Верую, Господи! помоги моему неверию». Это противоречие. Если я верую, значит я не являюсь неверующим, и почему же тогда он говорит «верую», но «помоги моему неверию»?

Повторю, что здесь мы видим исповедание веры, самое человечное исповедание веры наверно во всем Евангелии. Почему я говорю, что это самое человечное исповедание веры? Потому что в человеке сосуществуют одновременно две эти противоположные тенденция: вера, т.е. готовность открыться к вере, и одновременно трудность это сделать. Т.е. вера и неверие.

Но если мы будем честны вполне перед собой, то наверно каждый признается, что и в нас тоже есть такое: с одной стороны, есть желание и стремление открыться Иисусу, поверить в Него как в Сына Божия, но в то же время трудность и даже неспособность в повседневной жизни, в практике действительно это осуществить, т.е. вера и неверие.

И вот такая вера, слабая и несовершенная, но именно она является тем, благодаря чему совершается дальнейшее чудо. На самом деле то настоящее чудо, которое происходит, это не то, что изменяется ситуация сына, которого исцеляет Иисус, но то изменение, которое происходит в сердце его отца.

Помните эпизод исцеления расслабленного? Когда его приносят к Иисусу, открывая кровлю, первое, что говорит Иисус, это что? Тебе отпускаются твои грехи. Думаете, что народ вскрывал эту кровлю, старался для того, чтобы услышать эти слова, что ему отпускаются грехи? Нет, конечно. Они хотели, чтобы был исцелен и побежден паралич этого человека. Тот фрагмент Евангелия от Луки завершается такими словами: «Чудные дела видели мы ныне». Где «чудные» – хорошие, чудесные, удивительные. На самом деле в греческом тексте используется слово «парадоксальный», т.е. то, что идет против разума.

Именно такое слово вполне оправдано, потому что действительно происходит парадокс: народ ожидал, что паралитику вернут здоровье, Иисус что-то скажет, а Он говорит об отпущении грехов. И в этом смысле парадоксально поведение Иисуса, Он действует против ожиданий народа. Т.е. исцеление тоже совершается, но оно лишь сопровождает освобождение от грехов. И поэтому для тех, кто слушает это Евангелие, возникает вопрос: что же на самом деле более важно – быть исцеленным или быть спасенным? Здесь, если мы будем честны, искренни, то тоже должны будем признаться, что часто и нас самих интересует больше исцеление, чем спасение. Потому что наше исцеление касается того, что мы живем, и то, что происходит сейчас, а спасение – это когда-нибудь потом, кто знает. Кто из нас постоянно живет тем, что заботится и думает о вечной жизни? Может кто-то здесь и да, но лично я – нет. В то же время мы на самом деле весь день думаем о материальной жизни. А вот Иисус учит нас в этом Евангелии прежде всего заботиться о вере, а потом приходит к этому как дополнение и исцеление физическое. Т.е. смысл этой евангельской сцены обретается в этой молитве, в словах отца.

Я оставлю вам вопросы для личной работы. «Верую! Помоги моему неверию». Что я ищу, чего ожидаю от Иисуса: я хочу быть исцеленным или я хочу быть спасенным? И таким образом возвращаемся к фундаментальному вопросу, который задан в предыдущей конференции: кем является Иисус для меня? Он волшебник-чудотворец или же Он мой спаситель? Он и мой учитель, у Которого я хочу учиться, или же Он что-то типа супермаркета, из которого я могу всегда взять то, в чем нуждаюсь? Желаю, чтобы эта встреча, это столкновение с Евангелием, помогло нам предстать в истине, как в этой сцене встал вот этот отец отрока-эпилептика, встал в истине.

Нам не надо этого бояться, потому что на самом деле Господь хочет этой встречи с нами не как с совершенными людьми, потому что совершенных не существует, но как с настоящими, аутентично.

Размышления: о. Франческо Кокко OFMConv

Перевод на русский язык: о. Николай Дубинин OFMConv

Расшифровала Наталья Румянцева